Меню сайта



Поиск
Наш опрос
Проблемы по плате за негативное воздействие
Всего ответов: 498

Система ГАРАНТ










Статистика
Главная » 2008 » Февраль » 12 » Борьба за ветряные мельницы
Борьба за ветряные мельницы
14:11
Конструкторы из Самары создали уникальную установку, вырабатывающую энергию из ветра. При использовании в городской среде она дешевле, экономичнее и мощнее ныне эксплуатируемых европейских аналогов
Характеризуя свое изобретение — диагональную ветроустановку, — руководитель ООО «Ветра» Виталий Третьяков говорит: «Она ни на что не похожа». И он прав — по крайней мере, выглядит этот ветряк совсем иначе, чем те пропеллеры, которые можно видеть где-нибудь в Германии или Голландии. Ветротурбина Третьякова представляет собой воздухозаборник, который «улавливает» даже относительно слабые воздушные потоки. Новинка начинает вырабатывать полезную энергию уже при скорости 1,4 м/с, а не при традиционных 3–5 м/с. Кроме того, не нужен дорогостоящий монтаж: установку можно ставить на здание, мачту, мост и так далее, а срок эксплуатации у нее в 2-3 раза больше, чем у европейских агрегатов. Самарские конструкторы Виталий Третьяков (вверху) и Валентин Шахов (внизу) создали уникальную ветровую установку, которую можно использовать даже в городе «По моим подсчетам, — рассказывает Виталий Третьяков, — использовать традиционные установки очень часто нерентабельно. Паспортная мощность типового агрегата рассчитывается, исходя из силы ветра 12–15 метров в секунду. Именно тогда он дает заявленную производителем мощность . Энергия начинает вырабатываться при силе ветра примерно пять метров в секунду, тогда как среднегодовая скорость ветра по России — четыре метра в секунду. Для примера приведу типовую установку, как раз мощностью 150 киловатт, которая стоит на берегу моря в одном из российских поселков . При той силе ветра, которая реально наблюдается в этом регионе, агрегат работает всего на 30–40 процентов мощности. Стоимость одного киловатта установленной мощности 2,5–3 тысячи евро. Плюс дорогостоящий монтаж с закладкой глубокого фундамента и установкой мачты — все это вместе с транспортировкой может увеличивать стоимость на 35–60 процентов. В результате получается, что срок годности такой установки 20 лет, а окупаемость — 26. С учетом всего этого наше изобретение раза в полтора эффективнее, чем все, что есть сейчас на рынке. К моменту выхода на промышленное производство мы доведем эффективность (при эксплуатации в непосредственной близости к потребителю) до уровня, вдвое превышающего тот, что есть у традиционных установок». Инновационная разработка настолько чувствительна, что перерабатывает в полезные ватты даже восходящие потоки воздуха, чего не делают другие подобные агрегаты. То есть если поставить ветровую установку рядом на здании, то она будет утилизировать даже потоки воздуха, идущие из вентиляции. «Интерес к малой энергетике и идея создания самой установки родилась у меня во времена, когда я занимался строительством и отделкой коттеджей, — рассказывает Виталий Третьяков. — Именно тогда я понял, с какими трудностями связано их подключение к общим коммуникациям. Когда мы начали разработку аппарата с моим наставником Валентином Шаховым, то пришли к выводу, что нужно создать агрегат, который бы эффективно работал именно в городской среде». Заниматься созданием установки Виталий Третьяков вместе с Валентином Шаховым начали в 2000 году, а через два года была выведена первая математическая модель новой установки. В 2005 году была создана рабочая модель. Обычно на рынке такие концептуальные вещи появляются минимум через 12 лет после начала разработок, однако в Самаре готовы сделать все намного быстрее — вопрос лишь в инвестициях. Сначала Виталий Третьяков предполагал монтаж установки на крышах офисов и жилых домов. Но потом пересмотрел стратегию выведения изобретения на российский рынок. Он отказался от идеи монтировать ее на домах: «Инженеры и строители сразу начинают задавать много вопросов: какая парусность установки, какое количество энергии будет аккумулировать, сколько весит? Все оказалось очень сложно с точки зрения согласований на разрешения, и больше мы к этому не стремимся, по крайней мере в России. Сейчас мы хотим использовать перекрестки между домами. В больших городах, где и наблюдается недостаток энергии, строится очень много высотных домов. Если между ними на высоте примерно 40 метров заранее проектировать наши установки и на площади 100 квадратных километров запланировать около 100 установок, каждая мощностью примерно 50 киловатт, можно получать более 10 тысяч мегаватт-часов электроэнергии в год. И это безо всякого отведения дополнительных земель — вот в чем преимущество». Для наглядности Третьяков приводит пример Англии — там не так давно было принято решение построить ветровые станции на общей площади 238 кв. км, которые обеспечат примерно 1% от общих энергопотребностей страны. А ведь для таких проектов еще необходимо найти подходящее место, где ветра хватит на то, чтобы использовать потенциал агрегатов на всю катушку. Такой подход ведет, по словам Третьякова, к «безвозвратному отчуждению земель и постоянному поиску новых площадок».
Через какое-то время самарские разработчики поняли, что продвигать свою разработку в России, где альтернативной и малой энергетике уделяют не так много внимания, еще рано. Вот Европа, не имея больших запасов нефти и газа, действительно сделала серьезную ставку на альтернативные виды выработки энергии. «На Западе наше изобретение вызывает настоящий интерес. Мы общаемся с семью странами, в том числе с США, и надо сказать, что перспектив для нашего проекта там гораздо больше, чем в России. Сейчас нам нужно около 10 миллионов рублей на завершение НИОКР и минимум 150 миллионов — чтобы начать производство в промышленном масштабе, и я думаю, что у нас больше шансов найти инвестора на Западе, где уже есть готовый рынок», — говорит Третьяков. Тем не менее Россию со счетов в Самаре не списывают. «Конечно, разработка все равно перспективна здесь, — продолжает Виталий Третьяков. — В РЖД, например, спрашивали, нельзя ли поставить на поезд подобные установки. Мы им объяснили: нельзя, слишком большая скорость. А вот на тихоходную баржу, например, — можно. Но никакого серьезного интереса в России пока нет». Свои установки самарские инженеры-конструкторы считают перспектиными для операторов сотовой связи, которые либо арендуют, либо устанавливают вышки по всей стране. Также ветроагрегаты можно использовать на аэродромах, пограничных заставах, мостах, в коттеджных поселках. Проявляют интерес к проекту нефтяники и газовики. В итоге, по самым грубым подсчетам, новое изобретение целесообразно было бы использовать на 60 процентах территории страны. Только работа с рынком сотовой связи может принести прибыль в размере 15 млрд рублей за время действия патента на установку. Еще одна интересная идея Третьякова связана с освещением автомобильных дорог, например, в Москве. Если вдоль автомагистралей создать такие локальные энергосистемы, то это принесет серьезную экономическую выгоду. Сейчас Виталий Третьяков работает еще над одним перспективным проектом. Конструктор рассказывает, что его всегда, как в лозунге советских времен, привлекали «солнце, воздух и вода», и он считает, что у этих источников энергии большое будущее — не в России, так в Европе. И если учитывать, что рынок возобновляемой энергетики в мире оценивается примерно в 12–20 млрд долларов, 50% которых приходится на ветровую энергию, ниша у самарской разработки огромная.
Просмотров: 898 | Добавил: ecotax | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

ECOTAX © 2021
Сайт управляется системой uCoz
Вход